МатериалыДУХОВНОСТЬ, НРАВСТВЕННОСТЬ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ В СВЕТЕ СВЯТООТЕЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ.

Как отмечал в свое время в послании Федеральному собранию Президент РФ В.В. Путин, «…сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп - милосердия, сочувствия, сострадания друг другу, поддержки и взаимопомощи, - дефицит того, что всегда, во все времена исторические делало нас крепче, сильнее, чем мы всегда гордились».[1] В нынешних условиях, в силу ряда причин, многие граждане России лишились четких нравственных ориентиров, критерии добра и зла оказались размыты, сместились понятия чести, совести, жертвы и подвига, нарушено духовное единство общества. Самой главной проблемой является то, что мы начали терять молодежь, у которой в подавляющем большинстве утрачена воля к защите своего Отечества и своих духовных ценностей, о которых она не имеет подлинных исторических знаний.
Не будет преувеличением утверждение, что от уровня духовности и нравственности каждого из нас зависит безопасность и судьба страны. Духовность и нравственность являются той цементирующей силой, которая объединяет народ, помогает мобилизовать все внутренние резервы при возникновении опасности. Духовность и нравственность общества являются иммунитетом народа, противостоящим внутренним социальным болезням и внешним «инфекциям». В связи с этим В.В. Путин в упомянутом обращении заявил о необходимости поддержать институты - носители традиционных ценностей, одним из которых является Русская Православная Церковь. Духовная жизнь человека в России в основе своей опирается на православную традицию.
Категория духовно-нравственное воспитание официально стала использоваться относительно недавно. В документах и риторике XVIII в. употреблялись понятия, соответствующие духовно-нравственным качествам, - благое поведение, совесть, честь, благочестие, делался упор на религиозные чувства. На протяжении 1800 - 1880-х гг., как отмечает М.И. Ивашко, процесс духовно-нравственного воспитания «в историографических источниках … назван как религиозное или религиозно-нравственное воздействие. В публикациях конца XIX - начала XX вв. его чаще всего определяли религиозно-нравственным воспитанием» [2, с. 273]. Понятие нравственное воспитание также в ту пору присутствовало. Как пишет С.Э. Зверев, в 1825 г. вышел в свет учебник Я.В. Толмачева «Военное красноречие, основанное на общих началах словесности, с присовокуплением примеров в разных родах оного», глава III которого называлась «Нравственные качества подвластных воинов» [3, с. 243]. В 1838 г. появилась книга А. Кислова «Военная нравственность» [3, с. 263]. А.С. Сушанский в своем исследовании отмечает, что в XIX – начале XX вв. «используются термины “нравственное воспитание”, “нравственный элемент в воспитании”, “военный дух”, “воспитание духовное”, “нравственное образование войск”. Духовно-нравственное понятие дается в частных категориях: литература духовно-нравственного содержания, духовно-нравственное состояние общества, коллектива и т.д.» [4, с. 12]. В указанный период опубликуется целый ряд работ по нравственному воспитанию (Дебольскоий Н.Г. Философские основы нравственного воспитания. - СПб., 1880; Дебольский Н.Г. Мысли и заметки о нравственном воспитании // Пед. сб. - 1881. - Вып. 1, 2, 3; Енгалычев П.Н. Словарь физического и нравственного воспитания. - СПб., 1827 и др.). В 1908 г. вышел сборник «Военно-нравственные беседы с нижними чинами» [5]. Категория духовно-нравственное воспитание не использовалась и в советское время. Говорилось только о лишь нравственном формировании личности (например, исследования, касающиеся воспитания военнослужащих: Андреев В.И. Нравственное воспитание солдат и сержантов в подразделениях частей сухопутных войск: дис... канд. пед. наук. М., 1981; Беляков И.И. Методологический анализ взаимосвязи нравственного воспитания и самовоспитания в формировании личности советского воина: дис. ... канд. фил. наук. М., 1981; Бондаренко В.Г. Проблема истины и морали и ее методологическое значение для нравственного воспитания советских воинов: дис. ... канд. фил. наук. М., 1977 и др.). Понятие же духовность не вписывалось в марксистско-ленинскую идеологию и применялось весьма ограниченно.
Таким образом, как пишет профессор М.В. Захарченко, «определение духовно-нравственный – новое для нормативно-правового тезауруса» [6, с. 8]. Оно начало завоевывать позиции «в течение последних двух десятилетий» [7, с. 9]. Лишь в 2007 г. Законом № 309-ФЗ, внесшим поправки к Закону «Об образовании», официально были введены категории духовно-нравственная личность (ст. 14 п. 2) и духовно-нравственное развитие (ст. 9 п. 6). Значительным шагом в формировании российского образования имеет разработка в 2009г. «Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» (авторы разработки - член-корреспондент РАО А.Я. Данилюк, член-корреспондент РАО А.М. Кондаков и академик РАН В.А. Тишков). В соответствии с Концепцией духовно-нравственное воспитание является ключевым фактором развития страны и обеспечения духовного единства народа. Концепция стала методологической основой разработки и реализации федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), одной из целей которых является духовно-нравственное развитие и воспитание. ФГОС представляют собой совокупность требований, обязательных при реализации Основных образовательных программ, которые направлены, в том числе, и на духовно-нравственное развитие.
Современные интерпретации понятий духовность и нравственности многогранны и многочисленны. Эти категории имеют философскую (как общие понятия), культурологическую (как ценностная структура культуры), социологическую (общества, социальных групп, личности), психологическую (как чувства и представления), теологическую и другие толкования.
Как замечает доктор философских наук А.И. Киселев, «в научно-философской литературе до сих пор преобладает трактовка человека как биосоциального феномена, в то время как его душевно-духовная основа остается в тени».[8, с. 83] В частности, в материалистическом понимании дух является всего лишь «высшим цветом материи». Но, как писал Ф. Бекон, «легкие глотки философии толкают порой к атеизму, более же глубокие возвращают к религии».[9, с. 87] «Дух, - по мнению профессора А.И. Киселева, - упорядоченная разумом, окрыленная верой, укрепленная верой, укрепленная волей, согретая любовью, высвеченная надеждой, нравственно обогащённая устремленность души к идеалу. [8, с. 84] Понятие духовность во всей своей полноте выходит за пределы понимания посюстороннего бытия. Оно, по мнению профессора М.В. Захарченко, должно «пониматься как трансцендирование, как проявление фундаментальной двойственности человеческой природы, ее динамического начала, ее устремленности к самосовершенствованию».[10, с. 33] Духовность связана с высшими ценностями, которые находятся за пределами индивидуального существования личности. Но в то же время, как пишет А.И. Киселев, «духовное можно истолковывать не только как нечто трансцендентное или дарованное, но и как плотно спрессованную в индивидуальной душе человека культуру и предшествующих поколений, и своих современников, т.е. как плод совместных и индивидуальных усилий, впитывающих в себя нравственные подвиги лучших представителей человечества». [8 с. 85]
В культурологическом понимании мерилом духовности человека является знакомство человека с широким кругом прекрасного: классической литературой, музыкой, живописью, скульптурой, фольклором. Но, как замечает М.В. Захарченко, «… такого рода понимание духовности ограничивает сферу духовной жизни».[11, с. 8] В таком ракурсе категория духовный отождествляется с культурный, и душевное выдается за духовное. Но и здесь необходимо помнить, что для российской культуры православная традиция является культурообразующей.
Социологи В.М. Азаров и С.М. Бурда отмечают, что структура духовно-нравственного фактора включает в себя: идейно-нравственные образования (мировоззренческие позиции, нравственные идеалы, принципы, нормы, определяющие отношение человека к обществу, государству и т.д.); общественно-психологические образования (потребности, интересы, ценностные факторы и т.д.); психические состояния социума (возбуждение, энтузиазм, подъём, спад и т.д.); массовые психические состояния (общение, адаптация, убеждения, подражание и т.д.).[12] Одним из носителей духовности и нравственности в социологии является религия. Она способна, как замечает доктор философских наук А.Н. Швечиков, «при благоприятных условиях, охватить своим духовным и нравственным влиянием не только отдельных людей, но и все общество, основные сферы его жизнедеятельности».[13, с. 11]
В психологии под духовностью понимается психическое состояние человека. В словаре С.И. Ожегова духовность трактуется как «внутренний психический мир человека, его сознание».[14, с. 178] Источником духовности считаются чувства, которые, переплетаясь, порождают духовность. Но, как писал Н.А. Бердяев, «духовная жизнь познается совсем не в психологическом исследовании душевных процессов. Психология есть наука о природе, естественная наука, а не наука о духе. Духовная жизнь как особое качество жизни душевной обычно ускользает от психологической науки».[15, с. 50] Психическое состояние человека лишь отражает его духовное состояния. «Все в человеке соотнесено к духовному началу»,[16] - пишет Е.В. Шестун. «Психология пока не рискует выйти за пределы земного бытия, - замечает он, - и то, что названо как источник духовности (сознание, созерцания, продукты деятельности), есть ее проявления в этом мире».[16] По мнению М. Мамардашвили, есть вещи, которые можно сказать только на религиозном языке, только он описывает истины душевной жизни.[17, с. 202]
Так как и философский и социологический подходы указывают на существование в сфере духовности религии, нам важно более внимательно обратиться к теологическому пониманию духовности, которое восходит к апостольскому периоду.
Универсальной моделью для христианских мыслителей выступило учение о трёхсоставности личности. Апостол Павел в своих посланиях показал, что в человеке соединены дух, душа и плоть [1Фес. 5:23]. Он различал три категории людей: плотские, душевные и духовные – в зависимости от того, какая сторона преобладает [Гал. 5:16 – 6:2]. Душа выше тела, она его одушевляет. Дух стоит над душой и телом, он животворит душу и тело. Согласно апостолу Павлу собственно дух – это высшая, таинственная способность в человеке, сообщающаяся непосредственно Духом Божиим [Рим. 1:9; 8:1, 5, 9, 11; 1Кор. 14:1 – 2, 14 – 16; Гал. 5:5; Филимон. 25; Евр. 4:12]. Он говорит о духе как о сверхъестественной силе [1Кор. 15:44]. Дух – «… та нематериальная часть человека, которая связывает его с вечным и непреходящим миром»[16] - пишет Е.В. Шестун. Дух стоит над душой и телом, он животворит душу и тело.
У людей плотских идет непримиримая борьба между плотью и духом. «Ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти… Дела плоти известны, они суть: прелюбодеяние, волшебство, вражда, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, ссоры, зависть, гнев, распри, ереси, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное…»[Гал. 5: 17 - 21]. В этом случае душа, по словам И.А. Ильина, становится «служанкой телесных похотей и вступает в борьбу с духом».[18, с. 65] «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» [Гал. 5: 22 – 23]. Тот человек, у которого преобладают желания плоти живет исключительно для себя. Душевный человек старается жить для других. Духовный – стремится к высшему, непостижимому. Образец и пример совершенной духовно-нравственной жизни верующие люди видят в Иисусе Христе, который учил: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный» [Мф. 5:48].
Таким образом, в религии духовность человека не связана с приземленными ценностями, а выражается в стремлении к Абсолютному и Бесконечному. Она является ключевым качеством личности. По убеждению Н.А. Бердяева «духовность, идущая из глубины, и есть сила, образующая и поддерживающая личность в человеке» [19, с. 324]. В религии духовность есть высшая деятельность души, соединяющая человека с Богом. Иоанн Кологривов рассматривает духовность как «устремленность к стяжанию Духа Святого, безгрешности, нравственному совершенству, преображению души» [20, с. 237]. Предпосылки к такой устремленности в христианстве закладываются в каждом человеке при крещении. Е.В. Шестун считает «душу жизненным началом, а дух началом благодатной жизни, “искрой богоподобия в человеке, дыханием вечности в нем”».[16]
Духовность дает человеку истинную внутреннюю свободу. «В христианстве понятие “духа” связывается с идеей сотворения человека по образу и подобию Божию. Дух и свобода рассматриваются во взаимной связи. Человек может жить “по закону плоти” – и тогда он порабощен. Но он может освободиться от этого закона и жить “по закону духа” – тогда он свободен. Это воззрение получило свое полное выражение в христианской традиции»,[10, с. 33] - замечает М.В. Захарченко. Именно истинная внутренняя свобода есть главный плод религиозной духовности в отличие от светской. И если человеку, живущему по плотским законам, предоставить внешнюю свободу, то «он воспримет ее как бремя или вседозволенность» [8, с. 85]. Признавая наличие разных типов духовности, Н.А. Бердяев отмечает, что «христианская духовность отличается от нехристианской тем, что в ней всегда утверждается личность, свобода и любовь» [19, с. 323].
Для православной традиции характерно восприятие Бога как источника добра, справедливости, правды. В воспитании духовные отношения между Богом и человеком устанавливается в определенной практике, которую задает религия. И в философском и в теологическом ключе возникает проблема соотношения понятий духовности и религиозности, которая в рамках теологии связана с представлением о сущности духовной жизни и внешней формой религиозного почитания. Н.Л. Шеховская в своей работе противопоставляет духовность и религиозность: «Духовность несводима к религиозности, проявляющейся лишь в формальном соблюдении церковных канонов и обрядов, но должна способствовать прочувствованному и осознанному сердцем сближению личности с Церковью, единению с Богом» [21, с. 15]. В православной педагогике внешняя религиозность носит подчиненный характер и должна содействовать воспитанию духовности. Преподобный Серафим Саровский в беседе с Н.А. Мотовиловым подчеркивал, что «молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские, сколько не хороши они сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимым средством для достижения ее. Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего».[22, с. 161] То есть религиозность – это видимая, осознанная сторона стремления к высшему, горнему. Религиозность является лишь средством достижения главной цели. Т.Ю. Язынина, размышляя о духовности и религиозности отмечает, что «первая является глубинным стержнем; ею обусловлены весь ход становления личности, формирующаяся иерархия ценностей, личностные предпочтения. Она определяет позицию человека в отношении конечных вопросов бытия, смысла своей жизни, но редко осознается человеком во всей ее глубине. Вторая, имеющая центром постоянное представление себя перед Богом, протекает, прежде всего, в сферах сознания, чувств и волевой саморегуляции» [23, с. 13]. Следует отметить, что религиозность может быть и ложной, когда человек ограничивается лишь обрядностью или попадает в деструктивную секту.
Понятие нравственность рассматривается разными авторами и как самостоятельная категория, и как подчиненная духовности. Нравственность производна от нрав, норов. По мнению В.В. Сименцова нрав произошло от древнерусского слова нар – воин, богатырь. [24] Нрав – это сила человеческой воли. Е.В. Шестун же считает, что «понятие нравственность произошло от нравить, то есть любить».[25] Нравственные принципы являются регуляторами чувств, желаний, поведения людей в обществе. По мнению М.В. Захарченко, «нравственность – способность человека к осуществлению нравственного закона как “закона свободы”», [26, с. 35 – 36] с религиозной точки зрения - свободы от порока, свободы от греха, свободы от личного эгоизма.
Если в светском понимании нравственные нормы зарождаются в обществе из человеческих взаимоотношений и складываются с течением времени в результате проб и ошибок, то для религиозного человека нравственные ценности задаются свыше, имеют сверхчеловеческий источник.
Ряд авторов пишут о неразрывном, целостном и гармоничном единстве духовности и нравственности. Е.В. Шестун отмечает, что нравственность «есть важное проявление духовности. Содержанием нравственности является то высшее, что можно охарактеризовать словами истина, добро, красота».[16] Духовность является основанием нравственности. Нравственность же - это одно из свойств человеческого духа, его мерило. Е.В. Шестун приводит в своем исследовании мнение В.И. Слободчикова и Е.И. Исаева: «Говоря о духовности, мы имеем в виду, прежде всего, его (человека – А.Б.) нравственный строй, способность руководствоваться в своем поведении высшими ценностями социальной, общественной жизни, следование идеалам истины, добра и красоты … Человек духовен в той мере, в какой он действует согласно высшим нравственным ценностям человеческого сообщества».[16] Посредством нравственности человек проявляет по отношению к другим людям свои душевные и духовные качества. Духовный человек не может совершить безнравственных поступков. Согласно Иринею Орды «нравственность - это категория духовности, или один из плодов духовного воспитания» [27, с. 68].
В соответствии с «Концепцией духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» «духовно-нравственное воспитание личности гражданина России – педагогически организованный процесс усвоения и принятия обучающимся базовых национальных ценностей, имеющих иерархическую структуру и сложную организацию. Носителями этих ценностей являются многонациональный народ Российской Федерации, государство, семья, культурно-территориальные сообщества, традиционные российские религиозные объединения».[28] Этот процесс должен быть направлен в первую очередь не формирование положительных традиционных духовно-нравственных качеств человека. В широком смысле традиции, по мнению М.В. Захарченко, следует понимать, «как способы организации совместной деятельности людей, устойчиво сохраняющей свои существенные характеристики на протяжении многих поколений».[26, c. 36] Эта трактовка традиции предлагает смотреть на нее как на способ самоорганизации общества, как на систему условий духовно-нравственного становления личности. В православной традиции духовно-нравственное становление человека направлено на раскрытия его творческого потенциала, его уникального бытия как личности. Духовно-нравственное развитие и воспитание «неотделимо от жизни человека во всей ее полноте и противоречивости, от семьи, общества, культуры, человечества в целом, от страны проживания и культурно-исторической эпохи, формирующей образ жизни народа и сознание человека».[6, с. 7] «Традиция не ограничивает развитие личности, а обусловливает ее становление, образует его форму и содержание».[29, с. 114] Духовно-нравственные ценности являются основополагающими в этом становлении.
Традицию можно рассматривать как предание, передаваемое из поколение в поколение. В Православии предание рассматривается как Священное Предание. Под Преданием доктор пед. наук Е.В. Шестун понимает «живое преемство учения, духовности и опыта, которые берут начало от Христа и сохраняются в Церкви на протяжении столетий».[16] Связь традиции с религией в целом и со Священным Преданием в частности определяет ее как цивилизационную традицию. «Если рассматривать религию в историческом времени со стороны ее влияния на образ жизни носителей цивилизационной идентичности, на культуру и государственность, то система связей религии с другими сторонами данной цивилизации выступает как цивилизационная традиция»,[30, c. 83] - пишет М.В. Захарченко. Цивилизационная традиция является стержнем, который пронизывает всю жизнь народа. Это своего рода уникальный код, который направляет все изменения, происходящие в обществе, верности заветам отцов, защите родной земли, готовности отдать «душу свою за друзей своих» [Иоан. 15:13], соборности, взаимопомощи, и т.д. В этой связи ряд авторов выделяет в качестве важного элемента духовно-нравственного развития религиозное воспитание, которое является весьма значимым в наших традициях, и которое, по мнению М.В. Захарченко, «не может быть не духовным». [31, с. 16]
И здесь в духовно-нравственном воспитании важнейшую роль имеет церковь, как хранительница Священного Предания и цевилизационных традиций. Такие исследователи как A.M. Кузнецов, В.М. Котков, А.А. Плеханов фактически ставят знак равенства между понятиями религиозно-нравственное и духовно-нравственное воспитание. [32, с. 17; 33, с. 4; 34, с. 36] Главная цель религиозно-нравственного воспитания человека в соединении его с Богом, в формировании образа и подобия Божьего в личности. В процессе духовно-нравственного становления личность приобретает особенные, ей одной свойственные черты, и вместе с тем вбирает в себя вселенскую полноту, хранимую в традиции, в этом двуедином процессе обретая неотъемлемое свойство личности – уникальность. Обобщая все имеемые определения, можно сказать, что духовно-нравственное воспитание – это организованный и целенаправленный педагогический процесс, который, основываясь на стремлении личности к высшим ценностям и идеалу, способствует развитию и совершенствованию у нее духовных и нравственных качеств, вырабатыванию правильного понимания смысла жизни, умению сохранять свое личное достоинство, с любовью и уважением относиться к другим.
Подводя итог, следует отметить что, понятия духовности, нравственности, а отсюда и духовно-нравственного воспитания в современной науке весьма многогранны, неоднозначны. Проведенный анализ публикаций показал, что ряд исследователей считает, что религиозная составляющая в них является доминирующей.
Духовность в представленной статье рассматривается в контексте православной цивилизационной традиции и понимается как состояние личности, которое проявляется в стремлении к идеалу, к высшим ценностям, связи с Богом. По мнению И.А. Ильина чем глубже религиозность человека тем он более духовен. [35, с. 213]
Нравственность является проявлением духовности в поведении человека, в его взаимоотношении с окружающим миром. Нравственность в сочетании с духовностью составляет основу личности. Духовность и нравственность неразрывно связаны между собой, но в тоже время они имеют разные направленности. Если духовность характеризует «вертикальные» устремления человека к высшим идеалам, то нравственность «горизонтальные» - к отношениям с другими людьми и обществом.
Устоявшиеся стереотипы в отношении православной традиции воспитания, ассоциируют ее с жестким подчинением религиозным нормам. Однако, это не так. Нормы лишь образуют условия, при соблюдении которых возможно истинное духовно-нравственное становление личности. К соблюдению этих норм невозможно принудить, их можно только свободно принять. Духовно-нравственное воспитание, в основе которого лежат базовые цивилизационные традиции, пробуждает людей к истинной, внутренней свободе, делает их самостоятельными, целостными, стремящимися совершенствованию, к познанию высших ценностей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Послание президента РФ Федеральному собранию // ИА REGNUM. ULR: http://www.regnum.ru/new... (дата обращения: 18.12.2014).
2. Ивашко М.И. Русская армия и церковь (XVIII – начало XX вв.): дис. ... доктора истор. наук. М., 2007. 507 с.
3. Зверев С.Э. Военная риторика Нового времени. СПб.: Алетейя. 400 c.
4. Сушанский А.С. Духовно-нравственное воспитание в военно-учебных заведениях России XVIII начала XX вв.: автореферат дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01. М., 2002. 25 с.
5. Федоров Л.М. Военно-нравственные беседы с нижними чинами. Одесса: Изд. кн. склада духовенства Одесского Военного округа, 1908. 89 с.
6. Захарченко М.В. Духовно-нравственное развитие и воспитание как ключевые категории в методологии проектирования образовательных программ // Материалы I Межрегиональной научно-практической конференции «Системно-деятельностный подход в воспитании. Духовно-нравственное развитие и воспитание - главные приоритеты образования». СПб: Изд-во Политехн. ин-та, 2010 С. 6-15.
7. Захарченко М.В. Духовно-нравственное развитие и воспитание школьников: учебно-методическое пособие. СПб.: СПбАППО, 2011. 138 с.
8. Киселев А.И. Духовность – сущность человека // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Гуманитарные и общественные науки. 2014 №2(196). С. 83 – 91.
9. Бэкон, Фр. Сочинения: в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1977. 572 с.
10. Захарченко М.В. Категория духовности в современном дискурсе об образовании // Образование, экономика, общество. № 1-2 (41-42), февраль – апрель. 2014. C. 32 - 36.
11. Захарченко М.В. Духовно-нравственное воспитание – перспектива развития российской школы // Mатериалы XII Межрегиональных Знаменских чтений «Духовно-нравственное воспитание в новой школе России». СПб.: СПбАППО, 2009. С. 7 – 15.
12. Азаров В.М., Бурда С.М. Оценка морально-психологического состояния военнослужащих // Военная мысль. 2001. № 3. С. 32- 41.
13. Швечиков А.Н. Теоретико-методологические основы современного российского религиоведения: дис. ... докт. философ. наук : 09.00.13. СПб., 2009. 393 с.
14. Ожегов С.И. Словарь русского языка: около 53 000 слов. М.: Госиздат иностранных и национальных словарей, 1961. 900 с.
15. Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: Избранные труды. М.: Московский психолого-социальный институт, 1999. 312 с.
16. Шестун Е.В. Православные традиции духовно-нравственного становления личности. // Межвузовская Ассоциация "Покров" URL: http://www.pokrov-forum.... (обращение 02.12.15)
17. Мамардашвили Мераб. Психологическая топология пути. СПб.: Издательство русского христианского гуманитарного ин-та, 1997. 568 с.
18. Ильин И.А. Путь духовного обновления // Собр. Соч. в 10 т. Т. 1. М.: Русская книга, 1993. С. 39 – 282.
19. Бердяев. Н.А. О назначении человека. М.: Республика, 1993. 383 с.
20. Святая Русь. Энциклопедический словарь русской цивилизации. / Сост. О.А. Платонов. М.: Православное изд. "Энциклопедия русской цивилизации", 2000. 1040 с.
21. Шеховская Н.Л. Духовность нравственного воспитания в русской философско-педагогической мысли (вторая половина XIX - первая половина XX вв.): автореф. дис... докт. пед. наук. Белгород, 2006. 42 с.
22. Преподобный Серафим Саровский. Стяжание Духа Святого. М.: Институт русской цивилизации, 2014. 480с.
23. Язынина Т.Ю. Православные традиции офицерского состава Российской Армии: культурологический анализ: дис... канд. культурологии. Краснодар, 2010. 194 с.
24. Семенцов В.В. О Нраве // Русская народная линия. ULR: http://ruskline.ru/media...Беседа 10. О нраве (дата обращения: 18.12.2014).
25. Шестун Е.В. Православная традиция духовно-нравственного становления человека // Азбука веры. URL: http://azbyka.ru/nravstv... (дата обращения: 01.12.2015).
26. Захарченко М.В. Категория «духовно-нравственная культура» в перспективе методологического развития категориального аппарата педагогической науки // Cборник научных статей «Академия педагогического поиска: учитель – ученик». СПб.: СпбАППО, 2011. С. 30–37.
27. Кидайлова М.А. Мысли епископа Иеренея (Орды) о религиозном воспитании в семье // Вестник ПСТГУ. Серия IV: Педагогика. Психология. 2007. № 4 (7). С. 64 – 79.
28. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России // Городской методический центр. URL: http://mosmetod.ru/metod... (дата обращения: 01.12.2014).
29. Захарченко М.В. Проблемы воспитания в книге игумена Георгия (Шестуна) «Православная педагогика» // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2009. Вып. 1(112). С. 111-126.
30. Захарченко М.В. Понятие цивилизационной традиции и его значение для моделирования образовательного процесса в школе России // Православный ученый в современном мире: сборник материалов второй международной научно-практической конференции. Том 3. Воронеж: Истоки, 2013. С. 77 – 85
31. Захарченко М.В. Теория и практика духовно-нравственного развития и воспитания школьников: Монография. СПб.: СПбАППО, 2014. 184 с.
32. Кузнецов A.M. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII- начала XX в.): автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 2000. 24 с.
33. Котков В.М. Религиозно-нравственное воспитание и досуг военнослужащих в русской армии. СПб.: С.-Петербургский государственный университет культуры и искусства, 1999. 344 с.
34. Плеханов А.А. «Помни, что солдат - Христов и Государев Воин ...» // Военно-исторический журнал. 2003. № 2. С. 35 – 38.
35. Ильин И.А. О сопротивлении злу силою / Собр. Соч. в 10 т. Т. 5. М.: Русская книга. 1995. С. 31 – 222.

Belyakov A.P.
SPIRITUALITY, MORALITY, SPIRITUAL AND MORAL EDUCATION IN THE LIGHT OF THE PATRISTIC TRADITION

BELYAKOV A.P.
Abstract
The article is devoted to understanding the concepts of spirituality, morality, spiritual and moral education. Pointing to their versatility, the author proves the presence of both secular and religious component. Spirituality in the present work is considered in the context of religious and Orthodox tradition is understood as a condition of the person, which manifests itself in the pursuit of the ideal, the highest value, connection with God. Morality is a manifestation of spirituality in human behavior, in its relations with the outside world. The rules of morality are formed by traditional religion. The process of moral education is considered from the perspective of the main signs of spirituality and morality: the human desire for the ideal orientation to the higher basic values and the nature of relationships between people.

REFERENCES
1. [President's Message to the Federal Assembly of the Russian Federation] REGNUM. Available at: http://www.regnum.ru/new... (accessed: 18.12.2014). (In Russ.)
2. Iwashko M.I. Russkaya armiya i cerkovj (XVIII – nachalo XX vv.) Dokt. Dis [Russian army and the church (XVIII - beginning of XX centuries). Doct. Diss]. Moscow, 2007. 507 p. (In Russ.)
3. Zverev S.E. Voyennaya ritorika Novogo vremeni. [The military rhetoric of the New Age]. St. Petersburg: Aletheia Publ., 400p. (In Russ.)
4. Sushansky A.S. Dukhovno-nravstvennoe vospitanie v voenno-uchebnihkh zavedeniyakh Rossii XVIII - nachala XX vv. Avtoref. cand. diss. [Spiritual and moral education in military educational institutions of Russia XVIII - early XX centuries. Abstr. cand. diss.]. Moscow, 2002. 25 p. (In Russ.)
5. Fedorov L.M. Voenno-nravstvennihe besedih s nizhnimi chinami. [Military and moral conversations with the lower ranks]. Odessa, Publishing bookstore clergy of the Odessa Military District, 1908. 89 p. (In Russ.)
6. Zakharchenko M.V. [Spiritual and moral development and education as key categories in the methodology of designing educational programs]. Materialy I Mezhregional'noj nauchno-prakticheskoj konferencii «Sistemno-dejatel'nostnyj podhod v vospitanii. Duhovno-nravstvennoe razvitie i vospitanie - glavnye prioritety obrazovanija». [“System-activity approach in education. Spiritual and moral development and education - the main priorities of education”. Proc. of the I Int. Scientific and Practical Conference]. St. Petersburg, 2010, pp. 6-15. (In Russ.)
7. Zakharchenko M.V. Duhovno-nravstvennoe razvitie i vospitanie shkolnikov: uchebno-metodicheskoe posobie. [Spiritual and moral development and education school children’s: teaching aid]. St. Petersburg, Publishing Academy postgraduate teacher education, 2011. 138 p. (In Russ.)
8. Kiselyov A.I. Duhovnost – suschnost cheloveka [Spirituality as fundamental humen nature] St. Petersburg State Polytechnical University Journal. Humanities and Social Sciences. 2014, no. 2 (196), pp. 83 – 91. (In Russ.).
9. Bjekon, Fr. Works. In 10 vol. Of vol. 5. M.: Mysl' Publ., 1977. 572 p. (In Russ.)
10. Zaharchenko M.V. Kategorija duhovnosti v sovremennom diskurse ob obrazovanii [Category spirituality in contemporary discourse on education]. Education, economy, society. 2014, no. 1-2 (41-42), pp. 32 - 36. (In Russ.).
11. Zakharchenko M.V. [Spiritual and moral education - the perspective of the Russian school]. Materialih XII Mezhregionaljnihkh Znamenskikh chteniyj “Dukhovno-nravstvennoe vospitanie v novoyj shkole Rossii”. [“Spiritual and moral education in the new school of Russia” Proc. of the XII Inter-regional Znamensky readings]. St. Petersburg, 2009, pp. 7 - 15. (In Russ.).
12. Azarov V.M., Burda S.M. Ocenka moral'no-psihologicheskogo sostojanija voennosluzhashhih. [Evaluation of the moral and psychological state of military personnel]. Military Thought, no. 3, 2001, pp. 32- 41. (In Russ.).
13. SHvechikov A.N. Teoretiko-metodologicheskie osnovy sovremennogo rossijskogo religiovedenija. [Theoretical and methodological foundations of modern Russian religious studies. Dokt. dis.]. St. Petersburg, 2009. 393 p. (In Russ.).
14. . Ozhegov S.I. Slovar' russkogo jazyka: okolo 53 000 slov. [Russian dictionary: about 53 000 words]. Moscow, State Publishing House of foreign and national dictionaries Publ., 1961. 900 p. (In Russ.).
15. Berdyaev N.A. O cheloveke, ego svobode i dukhovnosti: Izbrannihe trudih. [About the man, his freedom and spirituality: Selected Works]. Moscow, 1999. 312 p. (In Russ.)
16. SHestun E.V. [Orthodox tradition of spiritual and moral formation of the person]. Mezhvuzovskaja Associacija "Pokrov" Available at: http://www.pokrov-forum.... (accessed 02.12.15) (In Russ.)
17. Mamardashvili Merab. Psikhologicheskaya topologiya puti. [Psychological topology path]. St. Petersburg, Publisher Russian Christian Humanitarian Institute, 1997. 568 p. (In Russ.)
18. Il'in I.A. Put' duhovnogo obnovlenija [The path of spiritual renewal]. Collected Works. In 10 vol. Of vol. 1. Moscow, Russkaya kniga Publ., 1993. Рp. 39 - 282. (In Russ.)
19. Berdyaev. N.A. O naznachenii cheloveka. [On the appointment of a person]. Moscow, Respublika Publ., 1993. 383 p. (In Russ.)
20. Svjataja Rus'. JEnciklopedicheskij slovar' russkoj civilizacii. [Holy Russia. Encyclopedic Dictionary of Russian civilization]. / Comp. O.A. Platonov. Moscow, Orthodox publishing "Ehnciklopediya russkoyj civilizacii", 2000. 1040 p. (In Russ.)
21. . SHehovskaja N.L. Duhovnost' nravstvennogo vospitanija v russkoj filosofsko-pedagogicheskoj mysli (vtoraja polovina XIX - pervaja polovina XX vv.). Avtoref. dokt. dis. [Spiritual and moral education in the Russian philosophical and pedagogical thought (the second half of XIX - first half XX centuries). Abstr. doct. diss.]. Belgorod, 2006. 42 p. (In Russ.)
22. Prepodobnyj Serafim Sarovskij. Stjazhanie Duha Svjatogo. [The acquisition of the Holy Spirit]. Moscow, Institut russkoj civilizacii Publ., 2014. 480 p. (In Russ.)
23. JAzynina T.JU. Pravoslavnye tradicii oficerskogo sostava Rossijskoj Armii: kul'turologicheskij analiz. Dokt. dis. [Orthodox traditions officers of the Russian Army: cultural analysis. Doct. diss.]. Krasnodar, 2010. 194 p. (In Russ.)
24. Semencov V.V. [About the temper]. Russkaja narodnaja linija. Available at: http://ruskline.ru/media... 10. About the temper (accessed: 18.12.2014). (In Russ.)
25. SHestun E.V. [The Orthodox tradition of spiritual and moral formation of man]. Azbuka very. Available at: http://azbyka.ru/nravstv... (accessed: 18.12.2014). (In Russ.)
26. Zaharchenko M.V. [The category of "spiritual and moral culture" in the future methodological development of categorical apparatus of pedagogy]. Cbornik nauchnyh statej «Akademija pedagogicheskogo poiska: uchitel' – uchenik». [“Academy of Pedagogical search: teacher – student”. Collection of scientific articles]. St. Petersburg, Publisher Academy of Postgraduate Pedagogical Education, 2011, pp. 30 - 37. (In Russ.)
27. Kidaylova M.A. [Thoughts Bishop Iereneya (Horde) about religious education in the family] // Bulletin of Saint Tikhon's Orthodox University. Series IV: Pedagogy. Psychology. 2007, no. 4 (7), pp. 64 - 79. (In Russ.).
28. [The concept of spiritual and moral development and education of the individual citizen of Russia]. Gorodskoyj metodicheskiyj centr. Available at: http://mosmetod.ru/metod... (accessed: 01.12.2014). (In Russ.)
29. Zaharchenko M.V. Problemy vospitanija v knige igumena Georgija (SHestuna) «Pravoslavnaja pedagogika» [Problems of education in the book igumen George (Shestun) "Orthodox pedagogy"] Bulletin of Saint Tikhon's Orthodox University. Series IV: Pedagogy. Psychology. 2009. no. 1(12). pp. 111-126. (In Russ.).
30. Zaharchenko M.V. [The notion of civilizational tradition and its significance for the simulation of the educational process in the school Russian] Pravoslavnyj uchenyj v sovremennom mire: sbornik materialov vtoroj mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. Tom 3. Orthodox scholars in the world today: a collection of materials of the second international scientific-practical conference. In 3 vol. Of vol. 3. Voronezh, 2013, pp. 77 – 85. (In Russ.).
31. Zakharchenko M.V. Teoriya i praktika dukhovno-nravstvennogo razvitiya i vospitaniya shkoljnikov. [Theory and practice of the spiritual and moral development and education of students]. St. Petersburg, Publisher Academy of Postgraduate Pedagogical Education, 2014. 184 p. (In Russ.)
32. Kuznecov A.M. Pravoslavnoe duhovenstvo morskogo vedomstva Rossii i ego rol' v ukreplenii flotskih tradicij (XVIII- nachala XX v.). Avtoref. cand. diss. [Orthodox clergy Russian Navy Department and its role in strengthening the naval traditions (XVIII- beginning of XX century). Abstr. cand. diss.]. Moscow, 2000. 24 p. (In Russ.).
33. Kotkov V.M. Religiozno-nravstvennoe vospitanie i dosug voennosluzhashhih v russkoj armii. [Religious and moral education and leisure servicemen in the Russian army]. St. Petersburg, Saint Petersburg State University of Culture and Arts Publ., 1999. 344 p. (In Russ.)
34. Plekhanov A.A. ["Remember that the soldier - Christ and the Emperor Warrior ..."]. Voenno-istoricheskij zhurnal. Publ., 2003, no. 2, pp. 35 - 38. (In Russ.).
35. Il'in I.A. O soprotivlenii zlu siloyu. [On the resistance to evil by force]. Collected Works. In 10 vol. Of vol. 5. Moscow, Russkaya kniga Publ., 1995, pp. 31 - 222. (In Russ.)

Яндекс.Метрика