Материалы«Музей-Пантеон» должен стать действующим храмом!

Ранее в официальном заявлении Пресс-центра Александро-Невской лавры среди доводов передачи храма Русской Православной Церкви прозвучала мысль о том, что, в случае такой передачи, вход в Благовещенский храм будет свободный - без оплаты. Важно, что Церковь дает такое обещание всем людям, а не только православным. Такой порядок впрочем существует и для прохода, например, в действующий Свято-Троицкий собор лавры. Посещение возможно ежедневно с 5 часов 45 минут до 20 часов для всех желающих (в праздничные дни проходят и ночные Богослужения). Это серьезное обязательство.
Сегодня дело обстоит иначе. Вход в Благовещенский храм-музей только 5 дней в неделю, в остальные дни храм закрыт. Время работы, мягко скажем, ограничено с 11.00 до 17.00. Без кассового билета в 100 рублей для взрослых и 50 рублей для льготных категорий граждан посетить церковь невозможно. На действующие лаврские православные кладбища — Тихвинское и Лазаревское, которые являются на сегодня владением Музея городской скульптуры вход осуществляется за плату (каждое в отдельности по 150 рублей с человека, льготные категории граждан - 50 рублей). Таким образом, для того, чтобы посетить два кладбища и Благовещенский храм необходимо заплатить музею 400 рублей. Скажите, много ли сограждан, которые могут себе это позволить? Поэтому большую часть времени Благовещенская церковь, расположенная в центре Санкт-Петербурга, стоит пустая.
Тихвинская церковь, занимаемая музеем, используется не по назначению, как обычное здание, полностью утратила свой первоначальный вид, и я не слышал, чтобы ее планировали восстановить (нет ни крестов, ни куполов, и полностью поруганое состояние).
Для проведения панихиды на Тихвинском и Лазаревском кладбищах и в Благовещенском храме частным порядком существуют ограничения. Только представители организаций после согласования с директором могут получить его разрешение на совершение поминовения. То есть, Владимир Николаевич Тимофеев определяет, кому молиться в церкви, а кому можно отказать.
Довод музейных работников о том, что нижний храм Благовещенской церкви строился прежде всего как усыпальница не соответствует действительности. Благовещенская церковь была возведена как храм Божий для совершения Богослужений. Богослужения совершались в ней регулярно. Даже после закрытия монастыря в 1933 году в Благовещенской церкви существовал приход.
Музейные работники придумали для Благовещенской церкви звучное, но, к сожалению, неуместное название «Пантеон», то есть в переводе с др.-греч. «храм всех богов». Это явно неудачное, в данном случае, название для нашего храма, ведь он строился, как православный храм, а не как языческая усыпальница или капище.
Отметим, что по традиции на территории православных монастырей и внутри храмов принято захоранивать видных православных людей, благотворителей и др. Так у алтарной части Святогорского Свято-Успенского мужского монастыря похоронен Александр Сергеевич Пушкин, и никому из сотрудников Государственного мемориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедника «Михайловское» не пришло в голову переносить прах А.С. Пушкина куда-нибудь в с. Михайловское или перевозить надгробие поэта в с. Тригорское после передачи музеем Святогорского монастыря Русской Православной Церкви.
Господин Тимофеев В.Н. в одной из публикаций говорит: «Ну как можно перенести в другое место захоронение Суворова с могильной плитой, скульптурной группой, фамильным гербом и знаменами? Мало кто знает, что в здании покоятся останки десяти членов дома Романовых, среди них сестра Петра I Наталья Алексеевна, цесаревич Петр Петрович, дети Александра I и Павла I. Также в усыпальнице погребены выдающиеся деятели России: к примеру, знаменитые Орловы, Ягужинские» [http://karpovka.com/2015... На мой взгляд, никуда и ничего не нужно перемещать. Пускай наши земляки сами оценят этот пассаж, и если допустить то, о чем восклицает директор Музея городской скульптуры, то это, скорее, будет кощунство. Гораздо проще следовать здравому смыслу.
Ведь, по логике музейщиков, могильный крест священномученика протоиерея Петра Скипетрова, положившего голову в 1918 году за сохранение лавры (захоронение вблизи алтаря поруганой и оскверненной Тихвинской церкви) тоже может быть перенесен вместе с мощами святого в Уткину дачу (будущее место базирования Музея городской скульптуры). Нет, этого не произойдет, проще закрыть или перепрофилировать музей, чтобы это был не единственный в мире музей надгробных памятников, а действительно, Музей городской скульптуры. Сколько на балансе города памятников и скульптурных объектов? Им нужен уход и внимание научных работников!
Почему мы помним о надгробных памятниках, кладбищенских скульптурах (материальных объектах) и забываем, что они установлены на месте захоронений православных людей? Памятник — это лишь символ нашей памяти.
19 января (1 февраля н.с.) 1918 года при вооруженной попытке захвата Александро-Невской лавры был злодейски убит священномученик протоиерей Петр Скипетров. В этот же день Святейший Патриарх Тихон пишет послание, в котором заявляет: «Власть, обещавшая водворить порядок на Руси, право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только разнузданное своеволие и сплошное насилие над Святой Церковью Православной. Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви. Встаньте на защиту оскорбленной и угнетенной ныне Святой Матери нашей....А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви. Зовем вас на эти страдания вместе с собой...». [1] 21 января (3 февраля н.с.) 1918 года к Александро-Невской лавре потянулся 500-тысячный Крестный ход (всего слилось около 200 крестных шествий, лаврская площадь не могла вместить всех верующих и они заполнили все ближайшие улицы). Крестный ход возглавлял священномученик митрополит Вениамин. После чего был совершен молебен об умиротворении и спасении богохранимой Державы Российской. После молебна было объявлено о создании Александро-Невского Братства.Таким вот образом православные отстаивали свои ценности в начале ХХ века. 1 февраля 2018 года мы будем отмечать 100-летие со дня образования Александро-Невского Братства. Этот день братчики считали днем основания братства, об этом есть письменные свидетельства. [1]
В 1922 году на судебном процессе по делу священномученика Вениамина было репрессировано большое количество православных, в том числе и братчиков, за то, что они пытались сохранить церковные святыни. Осужденные по этому процессу были реабилитированы, но, к сожалению, идеология убийц священномученика Вениамина, сохраняется в наше время. До сих пор не восстановлена историческая справедливость и не все храмы возвращены Русской Православной Церкви и стоят в поруганом состоянии. Таким храмом является старейший каменный храм лавры — Благовещенская церковь, что не может не вызывать слезы и негодование у православных людей «не ведают, что творят». (Лука, гл.23, ст.34).
К сожалению, и в нашем роду один из родственников был приговорен тройкой и расстрелян в г. Вольске в 30-е годы за «сбор пожертвований на храм». Именно такая формулировка, значилась в приговоре. В то время репрессировали не только отдельных людей, но и целые народы (крымские татары, чеченцы и др). Большинство людей было в наше время реабилитировано и восстановлено в правах, часто уже после их смерти. Репрессированный православный народ заслуживает не меньшего внимания властей. Миллионы православных мирян и священников были замучены и убиты, тысячи церквей разграблены и разрушены в советские годы, и власть несет за это ответственность.
Необходимо донести озабоченность православных людей до Санкт-Петербургских властей (администрации и депутатов) о недопустимости поддержки кощунства и святотатства в центре Санкт-Петербурга. Нельзя потворствовать сохранению богоборческой идеологии сегодня в действии, тем самым, продолжая гражданскую войну, начатую богоборцами в начале ХХ века. Светские музейные объекты не должны базироваться в православных монастырях, кладбищах и храмах, на это есть в городе огромное количество обычных музеев, галерей, выставочных залов и рекреационных территорий. Такое светское музейное соседство может быть только с разрешения Русской Православной Церкви.
Нашей Церкви необходимо готовить и подбирать достойных людей и специалистов для организации и поддержания церковных музеев, чтобы не давать повода для обвинений в ее адрес по ненадлежащему сохранению культурных ценностей.
В Свято-Троицкой Александро-Невской лавре планируется и ведется работа по созданию и восстановлению лаврского музея, руководителем назначен архимандрит Нектарий (Головкин). Известно, что уже подготовлена часть лаврских помещений под эти цели. Таким образом, начало положено.
В Федоровской церкви лавры заканчиваются реставрационные работы (по архитектурному проекту эта церковь похожа на Благовещенский храм). За последние годы лаврскими реставраторами найдены и восстановлены надгробные памятники и захоронения на первом этаже Федоровской церкви. Монастырю удалось установить имена 130 человек, погребенных в усыпальнице и восстановить надгробные плиты. Поэтому заявления противников передачи Благовещенской церкви о том, что Церковь не в состоянии заниматься реставрационными работами и сохранять архитектурные памятники, предметы искусства, тают как дым.
Нам, православным людям, необходимо добиваться исполнения федерального закона от 30 ноября 2010 г. N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности", а власть должна обеспечить выполнение этого законодательного акта, а не идти на поводу музейных работников, именно тех, кто материально заинтересован в сохранении этой ситуации.
По церковной традиции захоронения и могильные плиты иногда располагаются в стенах и на полу действующих храмов, а входящие, вставая на могильные плиты, поминают усопших братьев и сестер. Также могильные камни под ногами напоминают живущим о бренности нашего мира.
Православные по вероисповеданию национальные герои, ктиторы, меценаты, видные деятели, которые были захоронены в лавре, не могут обратиться сами к местной власти, но мы-то, многочисленные жители города, можем и должны требовать восстановления православных объектов и достойного их содержания, создания условий для поминовения усопших.
В официальном заявлении Пресс-центра лавры говорится, что музейные объекты в случае передачи останутся на своих местах без изменения их внешнего вида и все желающие смогут производить их осмотр. В договорах о передаче религиозной организации в пользование надгробных памятников предусматривается невозможность перемещения, изменения внешнего вида переданных объектов.
Объективных доводов против передачи Благовещенского храма лавре — нет. Действия, препятствующие этому, могут расцениваться, к сожалению, как завуалированное противодействие Русской Православной Церкви.
Если на минуту отвлечься от высоких материй, то стоит заметить, что обещание Церкви о свободном проходе в Благовещенский храм радует не только православных людей. Поэтому обеими руками голосуем за передачу храма лавре. Нет доводов, почему этого не делать, кроме различных уловок «хранителей надгробных памятников». Всю энергию лучше потратить не на противодействие, а на то, чтобы эту передачу осуществить как можно быстрее.
Именно в действующем храме, а не в музее происходит живая молитвенная связь между предками и современниками, они для нас не «мертвые» объекты музейного учета. Мы приходим к ним: обратиться за помощью, помянуть, почтить. Действующий храм — это живой организм, а не заглаженный «мертвый» музейный объект. В церкви нас посещают духовная радость, слезы скорби, помощь духовника, а не научная лупа, экскурсоводы и буклеты.
Пока в России есть православные люди,а их по некоторым подсчетам около 80%, Благовещенская церковь должна быть действующим православным храмом, но никак ни «Музеем-Пантеоном», а для этого власть должна проявить волю и выполнить свое публичное обещание, данное нашим согражданам в год 300-летия Свято-Троицкой Александро-Невской лавры в 2013 году.

Список литературы:
[1] Зегжда С.А. Александро-Невское Братство. - Издательский дом «Новости МИРА». 2009

июль 2015 года
Санкт-Петербург

Б.Б. Сергуненков
братчик Александро-Невского Братства

Яндекс.Метрика