Материалы«Не способный сделать дурного»

1 февраля 1918 года мученически погиб протоиерей Петр Скипетров. Он погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры (Некрополь мастеров искусств).
Протоиерей Петр — одна из первых жертв революционного насилия в Петрограде и один из первых новомучеников, чье имя связано с Александро-Невской Лаврой.
В 1884 г. он был определен на должность иподиакона Исаакиевского собора при митрополите Новгородском и Санкт-Петербургском Исидоре. Женился протоиерей на дочери отца Николая Заозерного, породнившись со священническими родами Заозерских, Орнатских и Сергиевых. Закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, был рукоположен во священника и служил в Скорбященской церкви за Нарвской заставой. В семье Скипетровых родилось семеро детей. С 1912 года протоиерей Петр Скипетров стал настоятелем Скорбященской церкви. Он был очень образованным и деятельным священником и активно участвовал в работе различных благотворительных обществ.
1 февраля 1918 года в Александро-Невскую Лавру прибыл отряд матросов и красногвардейцев с распоряжением о конфискации имущества, подписанным 1-м народным комиссаром государственного призрения РСФСР Александрой Коллонтай. Отказавшись отдать помещения Лавры, митрополит Вениамин и наместник Лавры епископ Прокопий были арестованы вместе со всем причтом. Набат и призывы спасать церковь привлекли множество народа, и красногвардейцы вынуждены были бежать. Однако вскоре вернулись и, грозя начать стрельбу, пытались выгнать монахов из обители.
Отец Петр в сопровождении своего спутника вошел в Лавру со стороны своего храма, через старую Духовную Академию, то есть через Феодоровские врата, приложился к мощам св. Александра Невского в соборе и прошел в Митрополичий корпус, намереваясь попасть к митрополиту. В галерее нижнего этажа между верующими и революционными солдатами, арестовавшими митрополита Вениамина, произошла потасовка. Протоиерей Петр был ранен в нижнюю челюсть, пуля застряла в шее, он был сразу отвезен в больницу и в течении 10 часов умирал в страшных мучениях. Он попросил привести к нему детей на благословение, но не смог поднять руку из-за раны, благословила детей его супруга.
21 января состоялся всенародный крестный ход из всех петроградских церквей в Александро-Невскую Лавру и затем по Невскому проспекту к Казанскому собору. Здесь митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин, освобожденный народом сразу после убиения отца Петра, обратился к пастве со словом об умиротворении страстей и отслужил панихиду по отцу Петру. На следующий день при большом стечении народа сонм иереев во главе с митрополитом Вениамином отпевал протоиерея Петра Скипетрова в Скорбященском храме. Погребение его состоялось на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры. В конце марта 1918 года святейшим Патриархом Тихоном в Москве была совершена Заупокойная Литургия — первая служба, посвященная новомученикам, на которой поминался и убиенный петербургский протоиерей Петр Скипетров. На том месте, где пролилась кровь отца Петра — на ступенях перед иконой святого Александра Невского — была установлена памятная доска, которая провисела до захвата Лавры большевиками.
«Его наружность была типична — великорусская, симпатичнейшая. — писал в некрологе профессор духовной академии Александр Александрович Бронзов. — Его речь была неизменно благожелательная, добродушная. Он, право, не мог питать к кому-либо неприязненных чувств, — и самого убийцу своего неразумного и темного он, несомненно, только жалел в те минуты, когда сознание к нему возвращалось. Жалел о нравственном убожестве поднявшего на него каинову руку. Недавно трагически погибший от руки убийцы психиатр Павел Розенбах отзывался о нынешних людях, что они чуть-ли не поголовно сошли с ума. Впрочем, — говорил он, — умалишенные, которых приходилось ему врачевать, все-же имели какую-то логику, — но у нынешних грабителей, убийц, насильников нет даже и подобной логики. Так, — знаю, — думал и отец Петр Иванович и отсюда естественно мог только и только скорбеть о воплотившем в себя диавола убийце, которому он не сделал никогда ничего дурного, да и не мог, безусловно, не способен был сделать что-либо подобное».

Яндекс.Метрика